!!! Speciální stránka pro zadání nové zoo, doplnění či opravu stávajících údajů  !!!  •  !!! Special page for entering a new zoo, addition or correction current info !!!
 
Sokhumi Monkey Nursery
 
     
  75 лет НИИ экспериментальной патологии и терапии Академии наук Абхазии - Основные этапы становления и развития  
      Институт экспериментальной патологии и терапии АН Абхазии расположен в столице Республики Абхазия городе Сухум на горе Трапеция, занимает площадь, равную 24 га. Это место бывшей до Октябрьской революции усадьбы выдающегося деятеля русской медицины конца XIX и начала XX вв. Алексея Александровича Остроумова, который высоко отзывался о благоприятном климате Черноморского побережья в районе Сухума и считал его выгодно отличающимся от таких всемирно известных курортов как Ницца и Ялта. Памятником этому терапевту-ученому является великолепный парк субтропических растений, ряд зданий на территории нынешнего Института и I-ая городская больница, приобретенные и построенные им в основном на собственные средства.
    Датой рождения Сухумского питомника обезьян, на базе которого функционирует Институт, является 24 августа 1927 года. В этот день пароход «Пестель», захвативший накануне в Батуми двух павианов анубисов и двух шимпанзе, доставил их в Сухум. Это было все, что уцелело от 15 обезьян, приобретенных в Гвинее, остальные погибли в дороге. Таково начало биографии НИИЭПиТ, в вольерах и клетках которого до грузино-абхазской войны насчитывалось около трех тысяч обезьян.
Потребность в обезьянах как объектах научного эксперимента назрела еще задолго до Октябрьской революции. Несмотря на материальные лишения, хронически преследовавшие науку в царской России, несмотря на трудности приобретения обезьян, стоивших в России невероятно дорого, отечественные ученые, зачастую на собственные средства, все же ставили опыты на приматах. Широко экспериментировал на них И.И.Мечников по воспроизведению на шимпанзе брюшного тифа, дифтерии, сифилиса; физиолог и психиатр В.М.Бехтерев изучал на обезьянах деятельность головного мозга еще в 80-х гг. прошлого столетия. Бактериолог Г.Н.Габричевский продолжал эксперименты И.И.Мечникова по проблеме возвратного тифа. Микробиолог Д.К.Заболотный, выехав в Индию, в конце XIX в. в связи с эпидемией чумы, использовал в опытах более 100 обезьян при изучении этой болезни. Эксперименты на молодом шимпанзе по сравнительной психологии проводила в 1913 г. Н.Н.Лодыгина-Котс. В 1909 г. профессор Л.Левшин представил в Московский университет проект устройства специального помещения для человекообразных обезьян, на которых предполагалось изучать природу злокачественных опухолей. Но этому скромному проекту, предполагавшему использование 4 шимпанзе, не суждено было осуществиться. Только после Октябрьской революции, заложившей новое отношение к науке, были созданы условия для развития медицинской приматологии в стране.
    Голодная, едва оправившаяся от разрухи после двух войн страна взялась создать у себя научный центр, подобный которому не могли организовать богатейшие капиталистические страны мира. «Создание питомника обезьян в СССР – говорил на конференции в НИИЭПиТ профессор А.Н.Рубакин, доставивший первых обезьян в Сухумский питомник в 1927 г., – это был, по существу, героический акт молодого государства трудящихся».
    Инициатором создания питомника обезьян в СССР был первый нарком здравоохранения Н.А.Семашко. Наряду с ним основную роль в организации питомника сыграли выдающийся отечественный биолог И.И.Иванов, ветеринарный врач и эндокринолог Я.А.Таболкин, зоолог Г.А.Кожевников и другие ученые. Большую помощь в создании питомника оказали московским ученым деятели здравоохранения Абхазии: начальник курортов Абхазии в те годы, а затем нарком здравоохранения В.Т. Анчабадзе (Ачба), нарком здравоохранения республики И.Г.Семерджиев, член ЦИКа республики, а позже директор Абхазского филиала Института курортологии Минздрава ГССР профессор А.Л.Григолия, врач А.И.Мостков и другие.
    Особое значение имело постоянное внимание к нуждам питомника выдающегося государственного и партийного деятеля Абхазии Нестора Аполлоновича Лакоба. Подпись Н.А.Лакоба стоит под договором о передаче территории усадьбы Остроумова под питомник обезьян. Н.А.Лакоба встречался по вопросам организации питомника обезьян с Н.А.Семашко в Москве и сделал немало для урегулирования многочисленных сложностей, возникавших при создании столь необычного центра в Абхазии. Н.А.Лакоба поддержал работников питомника в самое тяжелое для учреждения время, когда вследствие гибели значительного числа животных даже встал вопрос о ликвидации питомника в Сухуме. Наконец, Н.А.Лакоба в начале тридцатых годов принимал непосредственное участие в строительстве питомника, являясь председателем «Комитета содействия ударному строительству Субтропического филиала ВИЭМ».
    Деятельность этого дальновидного человека дала богатые всходы. На протяжении всей истории НИИЭПиТ и питомника обезьян его сотрудники поддерживают научные контакты с медицинскими учреждениями республики. Немало врачей и ученых Абхазии выполнили исследования на базе НИИЭПиТ АМН СССР. Научные сотрудники и ныне оказывают консультативно-диагностическую помощь лечебным учреждения Республики Абхазия.
    Структура и подчиненность Сухумского питомника неоднократно менялись. Вначале он входил в состав московского Института экспериментальной эндокринологии. В 1930 г. питомник выделяется в самостоятельное научно-исследовательское учреждение Народного комиссариата здравоохранения РСФСР. Как вскоре стало ясно, эта реорганизация была преждевременной: питомник не имел еще достаточных научных кадров, да и материальная база его была очень скромной. Поэтому уже в следующем году питомник обезьян передается Институту экспериментальной медицины (ИЭМ) в Ленинграде. В 1932 г. на базе ИЭМа по инициативе Максима Горького создается крупнейшее научно-медицинское учреждение страны – Всесоюзный институт экспериментальной медицины (ВИЭМ), которому позже было присвоено имя М.Горького. С 1932 г. питомник входит в состав ВИЭМа в качестве его Субтропического филиала (СТФ ВИЭМ). За годы существования СТФ ВИЭМа (по 1944 г.) резко расширяется материальная база питомника – растет поголовье обезьян, строятся лаборатории и подсобные помещения, дома и вольеры для обезьян. На карте г. Сухума появляется новый район – поселок ВИЭМ – с жилыми домами для сотрудников филиала.
    В связи с образование Академии медицинских наук СССР Субтропический филиал ВИЭМа реорганизован в 1945 г. в Медико-биологическую станцию АМН СССР. Главной задачей станции было представление базы для экспедиций и отдельных ученых различных институтов системы АМН СССР. В то же время сотрудники Медико-биологической станции выполняли и самостоятельную тематику, которая к середине 50-х гг. стала превосходить по объему исследования командированных на станцию экспериментаторов. В конце 1957 г. Медико-биологическая станция преобразована (при директоре Иване Алексеевиче Уткине) в самостоятельный научный центр – Институт экспериментальной патологии и терапии АМН СССР. В 1992 – 1993 гг. (во время грузино-абхазской войны) Институт переведен в ведение Грузинской АН. С 1993 г. он под названием Сухумского приматологического исследовательского центра экспериментальной медицины (при и.о.директора Р.И.Карчаа) вошел под юрисдикцию Академии наук Абхазии. Утрата прежнего наименования НИИЭПиТ, под которым он был известен в научном мире, новое неизвестное никому в России и за рубежом название Института – СПИЦЭМ, наряду с организацией в Адлере Института медицинской приматологии РАМН (директор - действительный член РАМН профессор Б.А.Лапин) положил начало обезличению Сухумского приматологического центра. Коллектив нового Института тщетно выражал несогласие переименованию в СПИЦЭМ. Наряду с этим осуществлялась настойчивая пропаганда (не без участия Б.А.Лапина) в средствах массовой информации России о полной гибели Института экспериментальной патологии и терапии. Вот, например, несколько строк из выступления Б.А.Лапина в книге «Академия медицинских наук (50 лет работы)»: «После событий 1991 г. в Грузии и Абхазии Институт практически прекратил свое существование. Его имущество было уничтожено, питомник обезьян разрушен, большая часть животных погибла. В феврале 1992 г. решением РАМН в Адлере на базе питомника обезьян создан Институт медицинской приматологии». Комментарии, как говорят, излишни.
    В Институте, как и во всей Абхазии, грузино-абхазская война оставила неизгладимые следы разрушения и разорения. Однако, не было оснований для заявления о полной гибели Института. В нем во время войны и в первые два года после войны функционировали (по условиям военного времени) лаборатории физиологии и патологии высшей нервной деятельности (руководитель д.м.н.Т.Г.Урманчеева), лаборатория психофармакологии (руководитель д.м.н.В.Г.Старцев), лаборатория эндокринологии (и.о.заведующего к.м.н., а ныне д.м.н.В.Ю.Бутнев), лаборатория онкогенных вирусов (руководитель д.м.н.В.З.Агрба), лаборатория вирусных инфекций (руководитель д.м.н., профессор З.В.Шевцова), лаборатория инфекционной патологии (руководитель д.м.н., профессор Э.К.Джикидзе), лаборатория радиобиологии (руководитель к.м.н.В.С. Баркая), клиническое отделение с группой биохимии питания и прозекторской группой (руководители д.м.н., профессорШ.Л.Джалагония, к.м.н., доцент З.Н.Джелиева, к.м.н.М.Т.Иванов). Таким образом, в Институте функционировало 8 научных подразделений с 8 докторами наук, 12 кандидатами наук, 40 человеками с высшим образованием, а также медицинскими работниками средней квалификации.
    Фактически в основном сохранилось специализированное научное оборудование лабораторий и реактивы. Хотя лаборатории и производственные помещения остались без оконных стекол и несколько снарядов попали в подсобные помещения, главные здания лабораторий, производственные помещения, обезьяньи клетки в огромном количестве остались для использования.
    К счастью, во время пожара не пострадала уникальная научная библиотека, содержащая обширную литературу по приматам и по различным вопросам медицины и биологии. Остались работать квалифицированные кадры работников библиотеки и информационного отдела.
    В питомнике обезьян сохранилось после войны около 400 животных. Для сравнения отмечу, что после Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг. в питомнике осталось около 100 обезьян. Сохранился численный состав работников по уходу за животными. В заказнике Гумиста на воле оказались живыми еще около 100 павианов гамадрилов, которые совершенно приспособились к жизни в лесах этого уголка Абхазии, без помощи со стороны человека. Ныне они представляют собой уникальнейший резерв полностью акклиматизировавшихся обезьян, изучение которых и использование в медико-биологических экспериментах будет представлять в будущем одну из научно-исследовательских задач Института. С биологической точки зрения это единственный в своем роде мировой опыт жизнедеятельности обезьян в условиях субтропиков без вмешательства человека в содержание, кормление и размножение обезьян.
    В Институте после войны сохранилась и часть инженерно-технических кадров. таким образом, мировая научная общественность без достаточных оснований вводилась в заблуждение о полной гибели Института.
    Да! Можно согласиться с тем, что современное состояние научно-исследовательской работы в НИИЭПиТ не идет ни в какое сравнение с довоенным мировым временем. Однако в сложившейся ситуации сохранение научных и технических кадров, поголовья обезьян, создание условий для их содержания, кормления и размножения – это важнейшая задача ближайших послевоенных лет. Ниже мы остановимся на конкретной научной, консультативно-диагностической и преподавательской работе сотрудников Института.
    В феврале 1996 года коллективу Института при новом директоре Андзоре Назруновиче Гоове, при поддержке Правительства Республики Абхазия удалось восстановить прежнее, историческое имя – НИИ экспериментальной патологии и терапии под юрисдикцией Академии наук Абхазии. Выступлениями в прессе и по телевидению, путем непосредственных контактов с руководством РАМН, директорами и сотрудниками ведущих научно-исследовательских институтов РАМН (Москва, С.-Петербург, Минск, Майкоп, Нальчик, Уфа), Берлин удалось восстановить историческое научное лицо НИИЭПиТ. Этот процесс, однако, надо продолжать и дальше.
    Попытки ликвидировать НИИЭПиТ АМН СССР предпринимались и ранее – в 1957 и 1968 гг., когда ссылались на вредное экологическое воздействие питомника обезьян на санитарное состояние города Сухум, выдвигали идею о расширении курортно-санитарной зоны Абхазии за счет территории НИИЭПиТа.
    Директорами Института за время его 75-летнего существования являлись Л.Н.Воскресенский (1927 – 1938), член-корреспондент РАН Л.Г.Воронин (1938 – 1940, 1944 – 1949), Г.Ю.Малис (1949 – 1953), И.А.Уткин (1953 – 1959), академик РАМН Б.А.Лапин (1959 – 1992), и.о. директора д.м.н. В.З.Агрба (1992 – 1994), Р.И.Карчаа (1994 – 1996), А.Н.Гоов – директор НИИЭПиТ АН Абхазии, (1996 – 1998), С.К.Ардзинба (с 1998 г. по настоящее время).
    Основанием для предпочтения обезьян в качестве экспериментальных животных для решения вопросов медицинской приматологии являются как биологические, так и физиологические особенности этих животных, позволяющие с большим основанием по сравнению с другими животными экстраполировать экспериментальные данные на человека. Обезьяны, особенно некоторые их виды, как павианы гамадрилы, - стадные животные с выраженными иерархическими взаимоотношениями, чем они напоминают людей. Именно нарушение стадных, иерархических взаимоотношений послужило предпосылкой для создания натуральных конфликтных ситуаций, ведущих к развитию неврозов у обезьян (В.Я.Кряжев; Д.И.Миминошвили; Х.М.Марков; Л.В.Алексеева; Ш.Л.Джалагония). И.П.Павлов, создавший учение о высшей нервной деятельности, указывал, что обезьяна отличается от всех других животных тем, что у нее имеются руки, которые обеспечивают сложные отношения ее с окружающим миром. Он подчеркивал высокое развитие у обезьян ориентировочно-исследовательского рефлекса. Обезьяна отличается от всех других животных размерами и развитием головного мозга, особенно лобных долей, с которыми связана эмоциональная и двигательная деятельность. Насильственное обездвиживание обезьян приводит к эмоциональному иммобилизационному стрессу и неврозу.
    Ряд заболеваний человека отмечается только у обезьян: дизентерия, сифилис, полиомиелит. Важной особенностью обезьян является то, что они спонтанно болеют рядом заболеваний человека: гипертоническая болезнь и ишемическая болезнь сердца (Г.О.Магакян, Г.Я.Кокая), сахарный диабет (И.М.Соколоверова), аменорея и нарушение беременности и родов (М.А.Григолия, Л.В.Алексеева), онкологические заболевания (Б.А.Лапин, Л.А.Яковлева, Р.И.Крылова), спонтанная анацидность – бескислотность желудочного сока (В.Г.Старцев), дизентерия (Э.К.Джикидзе), судорожные припадки и истероподобные параличи (В.Г.Старцев, Г.А.Кураев). Эти спонтанно возникающие заболевания, характерные для обезьян и человека, послужили основанием для экспериментального моделирования подобных болезней человека.
    Ряд основных физиолого-биохимических показателей у обезьян сходны с человеком: морфологический состав крови и костного мозга, свертывающая система крови, содержание и качество белков крови, сахар крови, ЭКГ и величина артериального давления у обезьян и человека в норме одинаковы. Кислотность желудочного сока, ферментный состав желудочного, кишечного соков и слюны одинаковы у обезьян и человека.
    Как и многие другие функции (обмен веществ, температура, частота сердечного ритма, величина артериального давления), желудочная секреция у здоровых обезьян носит монофазный суточных характер, возбуждаясь в утренние и дневные часы и тормозясь в вечерне-ночные часы. Детально изученные в лаборатории экспериментальной эндокринологии спектр гормонов крови и их роль в регуляции половой цикличности, беременности, участии в нейрогормональных механизмах эмоционального стресса доказывают принципиальное сходство этих функций у обезьян и человека. (Н.П.Гончаров, В.И.Воронцов, Г.В.Кация, В.Ю.Бутнев, Н.Д.Гончарова, А.Н.Шехова, А.Г.Таранов, В.М.Горлышкин, Т.Н.Тодуа и др.).
    Многолетние исследования лабораторий инфекционной патологии и вирусных инфекций, микробного профиля дыхательных путей, пищеварительного и мочевого трактов показали преобладающее сходство у человека и обезьян. В связи с этим уместно здесь отметить заболеваемость обезьян «человеческими болезнями», такими как корь, полиомиелит, вирусный гепатит, желтая лихорадка, геморрагическая лихорадка макаков, герпесвирусные заболевания обезьян, оспа, синдром приобретенного иммунодефицита (СПИД). Важно отметить, что эти и другие вирусные заболевания возникают у обезьян спонтанно, при контактах с больными людьми и могут быть причиной заражения человека.
    На протяжении всей 75-летней истории питомника обезьян и НИИЭПиТ наиболее сложной проблемой была акклиматизация обезьян. Работники питомника были настоящими пионерами в создании методов массового содержания и разведения обезьян на территории нашей страны. Опыт зарубежных обезьяноведов был крайне ограничен, а литературные сведения по вопросам акклиматизации обезьян в то время по существу отсутствовали во всем мире. Первые обезьяны акклиматизировались в Сухуме с трудом. Они вымирали здесь в большом количестве. Даже в 70-е годы до 70 – 80% обезьян, привезенных из Вьетнама, погибали от кишечных заболеваний и пневмонии. Животные не принимали местного корма. Обезьян невозможно было содержать круглый год под открытым небом, уже в декабре они гибли от воспаления легких и других простудных заболеваний. Обезьяны не размножались, что служит ярким признаком неблагополучия в деле акклиматизации. Все это сегодня позади.
    По данным группы биохимии питания (рук. к.м.н. З.Н.Джелиева) обезьяны успешно содержатся на брикетированных кормах, куда входят 4 вида зерновых, сухое молоко, сухие дрожжи, сахар, витамины и микроэлементы. Корм приготовляется на заводе Института. К брикетированным кормам рекомендуется добавка натуральных продуктов: фруктов, овощей.
    Потребность обезьян в витаминах, минеральных, белковых, углеводных веществах была разработана сотрудниками лаборатории биохимии под руководством профессора А.В.Труфанова.
    Первой научно-исследовательской лабораторией, созданной в нашем Институте была лаборатория физиологии и патологии высшей нервной деятельности. Она была открыта при жизни и по указанию И.П.Павлова в 1933 году, его известным учеником профессором С.Д.Каминским. Основное направление исследований лаборатории заключалось в моделировании на обезьянах экспериментальных неврозов.
    С первых же шагов по моделированию неврозов у обезьян выявилось, что приемы, вызывающие невроз у собак, оказались неэффективными для обезьян. Нервная система последних оказалась более лабильной, более развитой и устойчивой к неврогенным воздействиям. Лишь у ослабленных кастрацией обезьян можно было вызвать невроз приемами, адекватными для собак. Поэтому в дальнейшем разрабатывались приемы невротации более адекватные для высшей нервной деятельности обезьян. Таковыми оказались конфликтные ситуации, нарушающие иерархические отношения в стаде обезьян: отъем самки от самца и пересадка ее к сопернику рядом, кормление подчиненных, низкоранговых обезьян вперед вожака и т.д. (В.Я.Кряжев, Д.И.Миминошвили, Х.М.Марков, Ш.Л.Джалагония). Эти приемы невротации, продолжающейся месяцами, приводили к устойчивым нарушениям высшей нервной деятельности и вегетативных функций. Особенно важным оказалось нерегулярное, беспорядочное воспроизведение конфликтных ситуаций, которые превышали пределы адаптационных возможностей обезьян (Х.М.Марков, Ш.Л.Джалагония). Другим, также мощным невротирующим фактором для обезьян явилось беспорядочное нарушение суточного режима освещения, кормления (Г.М.Черкович), что в сочетании с нарушением иерархических взаимоотношений давало более четкий невротирующий эффект (Х.М.Марков, Ш.Л. Джалагония). Однако и эти комбинации невротирующих воздействий должны были повторяться в течение многих месяцев, что было естественным для понимания развития неврозов у человека, но было неудобным для психофармакологических профилактических испытаний лекарственных веществ. Поэтому в лаборатории психофармакологии был применим новый прием невротации: повторное обрывание акта еды в жилой клетке с последующей иммобилизацией. При таких воздействиях в течение уже первой-второй недели развивался у обезьян невроз, выражавшийся комплексом нарушений высшей нервной деятельности, неврогенной желудочной ахилией с предраковыми явлениями в слизистой желудка. (В.Г.Старцев). Эти опыты с неврогенным поражением функциональной системы пищевого поведения привели нас к открытию предполагаемой новой закономерности избирательного поражения функциональных систем при эмоциональном стрессе (Заявка ОТ 32 7200, 1969 – 1975 гг.). На основе выявленной закономерности нами были получены модели следующих психосоматических заболеваний человека в опытах на обезьянах: иммобилизационный невроз, неврогенная желудочная ахилия с предраком желудка, истероподобные гиперкинезы и параличи, неврогенный сахарный диабет, психогенные аменорея и импотенция, неврогенная артериальная гипертония и ишемическая болезнь сердца (В.Г.Старцев). Суть новой закономерности поражения функциональных систем при эмоциональном стрессе заключается в том, что болезнетворное действие эмоциональный стресс проявляет только в отношении натурально активизированных систем и органов: при обрывании стрессом акта еды повреждается желудок, полового акта – половая система, при активизации сердечно-сосудистой системы бегством от опасности вылова – развивается гипертония и коронарная недостаточность и т.д. В последующих опытах лаборатории психофармакологии (опыты Ш.Л.Джалагония) повторное обрывание акта еды стадно-половым эмоциональным стрессом также приводило к избирательному нарушению пищевых условных и безусловных рефлексов, к неврозу.
    Значение предварительной активизации определенной функциональной системы для ее поражения эмоциональным стрессом в дальнейшем привело к установлению нового факта: оказалось, что хроническое заболевание сердечно-сосудистой системы у обезьян (неврогенная артериальная гипертония, ишемическая болезнь сердца) не поддается лечению мощными психотропными адреноблокаторами. Этот факт рефрактерности хронического заболевания разных физиологических систем к лекарственным препаратам отмечается систематически в клинике человека. Но оказалось, что если целенаправленно перед применением лекарства активизировать адренорецепторы сердечно-сосудистой системы тем или иным путем, то это повышает их чувствительность к адреноблокаторам и дает хороший лечебный эффект. Но это изобретение способа повышения эффективности психотропных адреноблокаторов нами в ГДР в 1990 году был получен патент (ДД 276926 А I, 1990).
    В работах лаборатории физиологии и патологии в.н.д. (зав. д.м.н. Т.Г.Урманчеева), кроме важных данных по экспериментальным неврозам у обезьян, были получены ряд фактов и выводов, важных для установления наибольшей близости обезьян к человеку. Это более высокий, чем у других животных, уровень аналитико-синтетической функции головного мозга обезьян. Показано наибольшее сходство обезьян и человека функций гиппокампа и других образований лимбической системы мозга, играющих важное значение в регуляции эмоций. Отмечена более высокая организация у обезьян и человека тормозных механизмов головного мозга, что определяет большую устойчивость приматов к невротирующим воздействиям. Значительные данные получены по физиологии лобной области коры больших полушарий у обезьян, которые особенно интенсивно развиваются у приматов, включая человека, а также ряд других важных особенностей функции головного мозга обезьян. В лаборатории были выполнены оригинальные исследования по изучению высшей нервной деятельности у обезьян при лучевой болезни (Ш.Л.Джалагония), показавшие не только первостепенное участие психонервных процессов в развитии лучевой болезни у человека, но и приведшие к выводу, что перенесенная лучевая болезнь в отдаленные сроки проявляется в астенизации нервной системы и повышает вероятность невротации таких животных при сравнительно слабых невротических воздействиях. Лаборатория физиологии и патологии высшей нервной деятельности занималась обстоятельно воздействием различных биологически активных лекарственных средств на поведение и функции головного мозга обезьян, приняла активнейшее участие в подготовке обезьян для космических полетов.
    Возвращаясь к работе лаборатории психофармакологии, необходимо отметить ее активное участие в разработке проблемы алкоголизма, которая показала высокое сходство в этом отношении обезьян и человека, показала большую незащищенность детского организма к действию алкоголя, усугубляющее действие алкоголя на патологические проявления эмоционального стресса (опыты 1983 – 1992 гг.).
    Лаборатория экспериментальной эндокринологии (руководители в разные годы д.м.н., профессор Н.П.Гончаров, д.м.н. Г.В.Кация, к.м.н. В.Ю. Бутнев) освоила и разработала методы определения гормонов в малых порциях крови у обезьян, изучила стероидогенез у обезьян разного вида, возраста и пола, в норме и при эмоциональном стрессе, при ряде патологических состояний. По договорам с учреждениями Всемирной организации здравоохранения была проведена огромная работа по репродуктивной физиологии, изучены половые циклы и состояние беременности у обезьян.
    Лабораторией радиобиологии (открыта в начале 60-х гг.) накоплены данные о различных формах радиационного поражения, что позволило сделать основополагающий вывод о сходстве течения лучевой болезни у обезьян и человека. Лабораторией разрабатывались вопросы лекарственной профилактики лучевой болезни. Такие соединения как мексамин, цистамин и др. впервые обследованы на модели лучевой болезни обезьян. Большое внимание лаборатория уделяла изучению отдаленных последствий радиации, а также хроническому действию малых доз радиации, чем моделировалось облучение людей в Чернобыле. Творческое участие в работе лаборатории радиобиологии принимали такие ученые как д.м.н., профессор Л.Ф.Семенов, Е.А.Диковенко, Л.А.Яковлева, Р.Б.Стрелков, Б.А.Федоров, В.С.Баркая, Л.П.Косиченко, Ж.В.Елистратова и др. По данным Л.П.Косиченко, главной особенностью нозологии у облученных обезьян, в частности по наблюдениям д.м.н. Р.И.Крыловой, была высокая частота опухолей. При облучении обезьян малыми дозами радиации частота опухолей в 5 раз превышала спонтанный уровень, а после острого облучения – в 16 раз. Это учащение происходило в отдаленные сроки от момента лучевого воздействия у обезьян уже в более поздних возрастах.
    С 70-х гг. начались интенсивные исследования по моделированию на обезьянах гемобластозов человека. Эта работа осуществлялась большим коллективом ученых (Б.А.Лапин, Л.А.Яковлева, В.З.Агрба, Ф.И.Аджигитов, А.Ф.Воеводин, Л.В.Инджия и др.). Ими доказывалось как вертикальное, т.е. от матери к плоду, так и горизонтальное вирусное происхождение гемобластозов. С целью более углубленного доказательства вирусной этиологии гемобластозов, помимо лаборатории экспериментальной онкологии (рук. д.м.н., профессор Л.А.Яковлева), для участия в этой работе в НИИЭПиТ по инициативе Б.А.Лапина были созданы новые лаборатории: молекулярной биологии (рук. д.м.н., профессор А.Г.Дъяченко), онкогенных вирусов (рук. д.м.н. В.З.Агрба), иммунологии (рук. д.м.н. А.Ф.Воеводин), группа гистохимии (рук. к.м.н. И.А.Букаева), группа электронной микроскопии (рук. к.м.н. М.Т.Иванов). С целью выяснения инфекционно-вирусной и генетической природы гемобластозов у человека в Краснодарском крае (г.Сочи) был создан регистр гемобластозов (рук. к.м.н. В.Н.Лебедев). Вирусная природа гемобластоза у обезьян была показана не столько выделением от больных гемобластозом павианов и макак опухолевых вирусов, сколько пассируемостью заболевания от обезьяны к обезьяне, а также возникновением эпизотии среди павианов гамадрилов Сухумского питомника. Именно это послужило основанием для вывода о явлении «горизонтального» распространения онкогенных лейкозных вирусов.
    Лаборатория инфекционной патологии (рук. д.м.н., профессор Э.К.Джикидзе, ныне рук. к.м.н. С.А.Шагинян) создана в Институте в 40-е гг. Основу исследований в этой лаборатории заложили такие известные ученые как В.Л.Троицкий, П.Ф.Здродовский, Л.А.Зильбер, З.В.Ермольева, П.Г.Сергиев, М.П.Чумаков и др.
    Необходимость исследования на обезьянах инфекционных заболеваний человека диктовалась не только актуальностью этой проблемы для людей в плане этиологии, патогенеза, профилактики и лечения на моделях дизентерии, сальмонеллезов, псевдотуберкулеза, пневмоний, туберкулеза, столбняка, лептоспироза и др. заболеваний, важной задачей для питомника обезьян являлась борьба с основным заболеванием кишечника у привозных обезьян, от которого погибало до 70 – 80% животных.
    На моделях пневмонии, дизентерии и других инфекционных болезней обезьян испытывались различные антибиотики. Здесь, в опытах на обезьянах они получили свой путь в клинику инфекционных заболеваний.
    Лаборатория вирусных инфекций была создана на базе лаб. инфекционной патологии в 1980 г. Исследования проводились в нескольких направлениях: 1) изучение спектра спонтанных вирусных инфекций у аборигенов Сухумского питомника и у обезьян, прибывших из мест естественного обитания; 2) выделение вирусов от обезьян со спонтанными заболеваниями, изучение их свойств и идентификации; 3) воспроизведение на обезьянах экспериментальных инфекций – моделирование на них вирусных инфекций человека; 4) использование экспериментальных моделей для изучения особенностей течения инфекций, их патогенеза и иммуногенеза, а также испытание на них вакцин.
    Особенно следует отметить приоритетные работы по геморрагической лихорадке и гепатиту А. На основании данных о близком сходстве вирусных инфекций обезьян и человека были разработаны экспериментальные модели ряда инфекций: кори, энцефаломиокардита, геморрагических лихорадок и гепатита А. На моделях кори и гепатита А были успешно апробированы вакцины против этих заболеваний.
    В сравнительно молодой лаборатории биотехнологии (рук. – к.б.н. В.В.Какубава), созданной в 1994 г., исследовались магнитные жидкости, особенно полученные впервые в лаборатории биосовместимые магнитные коллоиды. Стабилизаторами являлись ряд витаминов, белков, нуклеиновых кислот, что позволило снизить токсическое действие биомагнитных жидкостей на всех уровнях организма. Следует отметить три направления применения этих жидкостей в медицине: лечение гнойно-воспалительных заболеваний (гнойные раны, свищи, перитонит), моделирование иммунодефицита, почечной недостаточности и медико-биологические исследования магнитноуправляемых частиц-носителей.
    В 1961 г. НИИЭПиТ АМН СССР была создана лаборатория радиационной генетики. В результате многолетних исследований изучены нормальные кариотипы многих видов обезьян, дана характеристика спонтанного мутационного процесса у низших обезьян, разработаны основы радиационной цитогенетики приматов, включая человека, изучены отдаленные последствия ионизирующих излучений у обезьян и их потомства. В частности, в довоенные годы обезьяны в НИИЭПиТ использовались для оценки мутагенной активности микотоксинов, пестицидов и синтезированных лекарственных средств, внедряемых в клиническую практику.
    В послевоенные годы начато изучение зависимости воспроизводительной функции самок павианов гамадрилов от ряда наследственно обусловленных фенотипических признаков с целью разработки генетических основ селекции обезьян на высокую продуктивность (рождаемость) и устойчивость к наиболее распространенным заболеваниям.
    Таковы в чрезвычайно кратком изложении основные научные направления и достижения НИИЭПиТ за прошедшие 75 лет. Коллектив НИИ экспериментальной патологии и терапии мужественно пережил войны 1992 – 1993 гг., под выстрелами и снарядами спасая от гибели оборудование лабораторий, стадо обезьян от голода и холода, от расхищения. В течение первых двух послевоенных лет в питомнике погибло около 100 обезьян от голода и холода. В последующие годы рождение новых обезьян преобладает над их гибелью. Это говорит прежде всего о более достаточном питании обезьян, о поддержании в холодные месяцы допустимой для выживания обезьян температуры в помещениях. Благо прекратились перебои с энергоснабжением, благодаря усилиям дирекции и инженерного отдела по ремонту электросетей. В Институте бесперебойно работает завод по изготовлению брикетированных кормов, что не только в основном обеспечивает кормом обезьян, но и дает брикеты для бартерного обмена с хлебозаводом, обеспечивает брикетный завод необходимыми полуфабрикатами. Дирекция и отдел снабжения не дремлют, находят в разных местах Абхазии натуральные продукты питания (овощи, фрукты). Благодаря гуманитарной помощи от нашего коллеги из ФРГ г-на д-ра Г.Стехмессера, мы имеем добавки витаминов и минеральных веществ к брикетам. К сожалению, в 1996 г. груз с такими добавками около 0,5 т. так и остался в аэропорту г.Адлер, не пропущенным в Абхазию. На протяжении последующих лет практически ежегодно Г.Стехмессер являлся инициатором доставки гуманитарных грузов в Институт из ФРГ, а также финансовой помощи. В 2001 г. д-ром Г.Стехмессером был доставлен в наш Институт гуманитарный груз на сумму 110 тыс.нем.марок.
    Институт избрал Г.Стехмессера профессором, выдвинул его в почетные члены АН Абхазии, способствовал избранию его в качестве академика Российской Народной Академии Наук, как и сотрудника НИИЭПиТ АН Абхазии профессора З.В.Шевцовой, В.Г.Старцева, Ш.Л.Джалагония.
    В послевоенные годы (1994 – 2002) основным направлением научной работы НИИЭПиТ АНА является изучение на обезьянах действия экстремальных факторов послевоенной обстановки в Абхазии на высшую нервную деятельность обезьян, сердечно-сосудистую, пищеварительную систему, кроветворную систему приматов, включая возрастные аспекты в происхождении эписиндрома у населения послевоенной Абхазии.
    Результаты этих исследований подтверждают значимость экстремальных факторов для здоровья человека по данным американо-въетнамской, афганской и, конечно, грузино-абхазской войны 1992 – 1993 гг.
    НИИЭПиТ АНА планирует расширить эту работу. Готовятся условия для договорных плановых тем с Эндокринологическим научным центром (Москва), с Управлением ракетных войск стратегического назначения (Москва). Такие же шаги предприняты для связи с ИЭМ РАМН (С.-Петербург), Институтами онкологии и гематологии РАМН (Москва).
    В лаборатории НИИЭПиТ АНА поступают молодые научные кадры, в основном окончившие базовую кафедру экспериментальной биологии и медицины АГУ, где силами руководителей научных лабораторий НИИЭПиТ АНА, ведущих сотрудников Института ведется подготовка студентов АГУ по специальности «врач-лаборант» по следующим дисциплинам: генетика, микробиология, генная инженерия, вирусология, биохимия, гематология, биофизика, медицинская биотехнология, генетика человека, молекулярная биология, общая патология, внутренние болезни, (зав. кафедры проф. З.В.Шевцова).
    В 2001 г. было отмечено 20-летие базовой кафедры. Из бывших студентов АГУ в НИИЭПиТ АНА работают 3 аспиранта, 5 соискателей диссертационных тем. Трое бывших сотрудниц Института выполняют научную работу в системе РАМН (Москва), два – в Институте медицинской приматологии РАМН (г.Адлер). Научной работой в Институте занято, кроме того, еще 5 – 6 молодых специалистов.
    НИИЭПиТ АНА при относительно слабом бюджетном финансировании пытается выйти из положения за счет платной консультационно-диагностической работы населению Абхазии, преподавания студентам в АГУ и в медучилище. Летом активно работает группа экскурсоводов с посетителями питомника обезьян.
    Важным научным вкладом ведущих научных сотрудников НИИЭПиТ АНА является обобщение научных достижений в области экспериментальной медицинской приматологии монографическая работа в последние годы перед 75-летним юбилеем Сухумского питомника и НИИЭПиТ.
    В 2000 г. вышла в свет монография Э.М.Кове «Цитологическая и цитохимическая характеристика лимфобластоидных и лимфомных линий обезьяньего и человеческого происхождения», в следующем, 2001 г., монография С.В.Старцева, В.Г.Старцева, Г.Стехмессера «Фармакотерапия экспериментальной неврогенной артериальной гипертонии у обезьян». Обе книги изданы в г.Сухум.
    В Институте продолжается работа над тремя монографическими работами: З.В.Шевцовой «Разработка новых экспериментальных моделей гепатита А на обезьянах и их использование для изучения этой инфекции у человека», М.Т.Иванова «Атлас-альбом вирусов обезьян» и З.И.Джелиевой «Питание и кормление обезьян в различных условиях их содержания», являющееся итогом 20 – 30-летней работы этих сотрудников НИИЭПиТ.
    Возрастной состав ведущих научных сотрудников НИИЭПиТ АНА весьма преклонный – старше 70 лет. Они имеют результаты многолетней научной работы в области высшей нервной деятельности, психофармакологии, кардиологии, биорентгенологии, инфекционной патологии на низших приматах и мы ждем от них обобщения этих материалов в виде новых монографий.
    Еще несколько слов о достижениях Института: в нем за 76 лет было защищено 127 кандидатских и 26 докторских диссертаций; было опубликовано 40 монографических работ и научно-популярных книг; было выпущено 26 сборников научных печатных трудов, в их числе вышедший сборник тезисов к 70-летнему юбилею Института. За последние 20 лет сотрудниками Института опубликовано 1403 работы, в том числе за период 1993 – 2002 гг. – 82 печатные работы.
    В библиотечном фонде в настоящее время содержится 617014 единиц научной литературы. В библиотеке собран уникальный фонд литературы по приматологии: на 2002 г. он составляет 69646 ед. В последнее десятилетие библиотеку посетило 290 человек в расчете в среднем за один год, а всего посещений – 41358 человек. Библиотекой пользовались не только сотрудники Института, но и врачи города, студенты АГУ и медучилища, командированные из многих городов Советского Союза и из-за границы (Чехословакия, Германия, Венгрия, Польша и США).
    В 1994 – 1996 гг. в библиотеку передавались книги, журналы и оттиски из лабораторий от научных сотрудников, уехавших из Сухума. Информационный центр по приматам функционирует с 1967 г. В его задачу входит поиск, получение, кодирование, выдача и анализ мировой литературы по медико-биологическим исследованиям на обезьянах. Центр располагает центром информации по приматам в объеме более 200 тысяч обработанных, систематизированных и закодированных публикаций. В центре велась работа по переводу приматологической информации на ЭВМ. Центр поддерживал контакты с 50 приматологическими центрами мира. Картотека адресов иностранных авторов, публиковавших исследования на приматах, насчитывает более 40 тыс. карточек.
    В Институте сохранились следующие архивы: научной части в виде отчетов; паталогоанатомический; клинический; зоотехнический и административный. В день своего 75-летия коллектив НИИЭПиТ надеется сохранить и увеличить свой научный потенциал, материальную базу – питомник обезьян, послужить дальнейшему развитию медицинской науки в РА, внести новый вклад в 5-летний юбилей Академии наук Абхазии.
 

Источник: официальный сайт Академии наук Абхазии (2012)
Автор: В.Г.Старцев

 
   
WZD - Worldwide Zoo Database
2009 - 2018
Zdroje a autoři: WZD, oficiální stránky ZOO, oficiální tiskové a jiné materiály ZOO (není-li uvedeno jinak); Datum poslední aktualizace: 04. 09. 2018
Sources and authors: WZD, official websites of ZOO, official printed and other matters of ZOO (if it is not stated otherwise); Date of last actualization:04. 09. 2018
Všechny části tohoto webu (včetně obrázků, videí apod.) podléhají copyrightu autorů.   •   All parts of this website (including images, videos, etc.) are subject to copyright of authors.